Martes, 06 de diciembre de 2011. Корида по-эквадорски

Черт, сегодняшнее утро подорвало мою веру в развитие человечества очень основательно. Вышел я до лавандерии и взял не ту карту-ключ. Не от квартиры. Вернулся - не могу зайти. Спустился до консьержа, но у него нет и не водится мастер-ключей или карт дубликатов или еще какой либо хрени. Дебилы... Говорю - звони медвежатнику. У этой чувырлы (!) телефон не звонит в город, вообще. Потому что нефиг.

Вобщем пришлось искать Марсело, чтоб с его сотки вызывать медвежатника. Вы бы его видели..... Индеец, сука. Ему только барану жопу открывать. Дрочил (именно - дрочил) он этот бедный замок чуть ли не час. В итоге замку думаю все это надоело и он сам решил открыться. По другому это не обьяснить...

Какие же они жалкие уроды...

Зато благодаря этому приключению провел час в джиме и покачался малость. Одиночесвто портило какое то существо непонятного пола, сидя в углу джима, пялясь в лаптоп и шмыгая носом.

Все таки пошел смотреть кориду, так как за билеты было заплочено, не пропадать же... Да и по дороге на лице появилась какая то тупая улыбка, не пойму от чего. Вроде причин улыбаться небыло.

Около plaza de toros было дохренища народу, все орали и чем то торговали. Кто скупал билеты, кто продавал, кто торговал шляпами – кстати вот шляпы почему то были очень ходовым товаром тут. То ли все опасались солнца, то ли мода какая то.

Залез в трибуны, так как время уже было... Сразу нашлись мои подельники. Собралось их немало – тут и Андрей был, и Селесте, и Сара, и Каталина, и Рауль, и Марсело, и Росио, и известная в народе йогиня – Марианна. Сидели на каких то пачках спонсорских, пили алкоголий, которого кругом продавалось валом.

Дейсвтие началось. Первый тореро был ничего, даже хорош. Правда его квадрилья местами халявила и бандерильерос не смогли воткнуть пару «приборов» в горб бедному мужу коровы.

Второй торреро был красавчик. Сам воткнул без промаха бандерильи куда надо и как надо – ни одной не потерял. Отработал программу как положено мастеру, но под конец бык его таки достал. Подкинул на рогах вверх, и тот с кульбитом плюхнулся об песок арены. Быка отвлекла от этого важного дела верная квадрилья, тореро встал и после дополнительной пары «вероник» (видно чтоб публике показать – яйца целы) завершил представление. Публика неистово орала, требовала полетать на «бис», но тореро вежливо послал публику в жопу. Ему и без этого было хорошо. Бык ему порвал штаны, и из под обтяжек светили белые подштанники. Женщины от этого падали в обморок и в обмороке желали чтоб подштанников не существовало. Тореро обошел круг почета, ему кидали шляпы и цветы. Шляпы он кидал обратно – такая игра у них. Вариант волейбола.

Третий торреро был еще круче, только с очень кривыми ногами. Отработал еще лучше, и штаны не порвал, сохранил. Свою кепку бросил в середину арены, якобы говоря – «я, вашу мать, работать буду у забора, учитесь сынки, пока тут жив еще». Публика неистово вопила. И вправду – отработал программу у забора, что есть сложно, так как в ограниченном пространстве маневрировать трудно. Опять вопли, восторг, женщины готовы кривоногого красавца забросать лифчиками.

Антракт. Вышли из «котла» наружу. Снаружы торговали пойлом и подозрительной едой. Причем все орали – тут торговля без воплей не происходит. Из какой то резервации, а может из-за границы привезли красивых девиц, которые торговали телом. Ну а как назвать по другому, если девице платят за то, чтоб она рядом с прибыльным заведением стояла и выставляла на показ свое тело, от обозрения которого у мужской части населения возникает одна интелектуальная мысль – «я бы вдул». Это и есть чистопородная торговля телом. Ну вобщем тела были качественные, но так как на улицах Эквадора такие тела не наблюдаются, то закралось подозрение о контрабанде.

Попил воды. Вернулись в «котел». И тут все предыдущие выступления с ходу затмил четвертый торреро. Для начала он в первой части – «терсио де варас» - неистово выебывался над быком. Крутил «вероники» с колен, причем в милиметрах от рогов. Выкручивал капоте так, что публика потеряла дар ора уже в этой начальной части.

Вышли пикадийос. Тут бык показал нрав. Одному коню врезал рогами поддых и не хотел отступиться – прижал к забору и мычал что то типа «все писец тебе урод». Кончилось тем, что торреро самолично тащил быка от коня за хвост, но и это не помогло. Только через минут пять бык от коня отстал, видимо надоело.

Терцио де бандерияс он также отработал сам, бандерильерос курили себе. Один раз его бык чуть не достал, но торреро изящно сиганул через забор. И тут же сиганул обратно под всеобщее ликование. В этой части сигать через забор незазорно.

И вот финальная часть. Какой то толстячек в годах в восторге кинул торреро свою шляпу. Торреро шляпу не отдал, а кинул ее ближе к центру арены. Толстячек наверно пришел к выводу, что торреро все таки сука. Как работал этот торреро, описать сложно. Это было прекрасно, прекрасно, прекрасно. В конце, он шпагу отдал ассистенту, а в свободную руку взял брошенную шляпу. Объегорив пару раз быка, когда тот встал чтоб отдышаться, торреро встал на одно колено и одел шляпу быку. Публика кончала стоя... Шляпу правда потом толстячку вернули. На прощание торреро быку засадил в бугор какую то блестящую хреновину – это в первый раз вижу. Думаю что это взамен «эстокады», когда быка убивает одним ударом специального меча. Так вот, быка тут, согласно результатам публичного референдума от 2010 года проведенного президентом Корреа, уже не убивают. Его уводят за кулиссы и убивают там. Чтоб у всех было ощущение гражданской справедливости.

Торреро вынесли уши быка. Сначала я прифигел – ловко же обработали бычка за кулисами. Но Рауль сказал что это пластиковые уши, дань традиции в нынешнем варианте гуманизма.

И тут, при круге почета, случилось то, что мы называем «закидать шапками». Реальо бедного торреро чуть не закидали шапками. Обратно шляпы кидала его «квадрилья», но скажу вам – работа еще та была... Перекидать за 15 минут два вагона шляп – извините...

Пятый торреро провалился. Не потому что работал плохо, нет. Старался парень. Но тут полил дождь и в рядах возникла паника – везде бегали продавалы целапановых плащей по два доллара штука (ваще обнаглели спекулянты!), вопили зрители, вопили продавалы, вопили все. Ну кроме меня. Я сидел тихо и смотрел как торреро безуспешно пытается вернуть внимание публики. А публике было плевать – дождь же. Было такое ощущение, что во втором акте «Лебединого Озера» в Большом, всю публику пробило на голод, по рядам стали бегать продавалы хотдогов и пепсиколы, и завязалась нормальная такая человеческая торговля.

Было неудобно перед торрером, какой то йопаный стыд вобщем. Специально не стал ничем накрываться, сидел под дождем и хотел хоть так вот мелко поддержать бедного торреро. Да и бык как то не задался... Быстро высунул язык и перестал интересоваться мулетой. Кончилось все комично – торреро ушел за барьер, а быка никак не смогли увлечь в угон за ареной. Он стоял, тупо махал рогами на красные тряпки, которые ему обильно предлагали, но ни шагу не сделал в сторону загона. Эта комедия тянулась минут 15 не меньше. Чем кончилось уже не знаю – ушел с Андреем обедать под возглас конферансье, что вместо облажавшегося быка, для торреро будет предоставлен другой. На еще одну попытку. Но мы ушли.

Я все же думаю – будь я быком, я бы предпочел умереть на арене. А не быть забитым каким то позорным мясником сразу после кориды в загоне, в закромах арены. Но наши гуманисты не склонны предоставить слово быку. Они лучше знают, чего желает бык.

Вот так я провел «выходной».

Write a comment (0)

Добавить комментарий