Domingo, 04 de diciembre de 2011. Ледники Илинизы

Утром, понятное дело, на южную вершину не пошли. Ну нет веревок ни железа, че хуйней страдать. Я пока дрых, Андрюха сбегал с привратником рефухио на восточную сторону южной вершины. Там типа озерок какой то. Когда я продрал глаза, то чуствовал себя отвратительно. Не знаю, что это было. Может просто тупо горняшка, может все таки волканические газы. А может и все вместе. Но было хуево. Жрать не хотелось, таблов соответсвующих из за излишней самоуверенности тоже не взял. Пришлось терпеть и мучиться.

Пошли в сторону маршрута южной вершины дабы поглядеть на него и в случае следующего раза быть в курсе что и где там. Сзади нас догоняла какая то странная парочка. Причем весьма резво. Было непонятно – выглядят они самоуверенно и хорошо экипированны, это видно что не новички и не лохи. Однако так поздно идти на южную?.. Тем не менее они пошли. Мы с Андреем остались на леднике (морене? Хер поймешь...) и стали наблюдать за их передвижением. Там на маршруте был скальный пояс, который надо где то пересечь, мне было интересно где именно это делается. Притом мы лениво прогуливались туда и сюда.

Когда нам это все надоело, Андрюха предложил еще раз сходить на восточную сторону южной вершины – видите ли, там гемит Тунгурагуа и это весьма впечатляет. Ну ок, пойдем уже...

Тунгурагуа гремела превосходно – как огромный сабвуфер. Ее видно небыло, зато слышно было еще как! Воздух сотрясался и было как то не уютно от этого проявления мощи... Полюбовавшись вернулись в рефухио и залегли подумать.

Решли валить вниз. Торчать здесь смысла нет. Андрей стал звонить нашему индейцу таксисту. Фиг. Недозвон. Труба отключена. Мы стали размышлять, что на такой высоте делать неприятно. Пришли к выводу, что ждать 6 вечера смысла нет. Надо идти. Если мы продождем этого далбоеба до 6 и он не приедет, то мы в конкретной жопе и без понедельника отсюда не выберемся. Надо идти хотя бы до точки встречи и названивать. Если че – идти до Чаупи. Если и до Чаупи не получится дозвон – ехать домой на автобусе.

И мы пошли...

По дороге регулярно Андрей звонил, я наблюдал за его сконцетрированное лицо, через минуту он клал трубу в карман и мы хором говорили – «пидарас». Пока доковыляли до Чаупи, еще раз 60 этого мудака пробивали на пидараса. Он каждый раз удостаивался этого эпитета.

В Чаупи сразу поймали автобус до Мачачи. Автобусы местные – это яркое выражение менталитета Эквадорцев, а может и южной америки вообще. Едут когда есть настроение, останавливаются где хотят, двери почти не закрывают. Пасажиры запрыгивают и выпрыгивают на ходу почти. Преобладает всеобщий похуизм и распиздяйство.

В Мачачи пересели на другой автобус, до Кито. Весь Мачачи, ну может не весь, а так 80% - это базар. Люди также впрыгивают и выпрыгивают. Не понял, есть ли у них остановки, и если да – то значат они что либо для населения, или не очень. Кондукторша сновала туда сюда, регулярно покидая автобус и обратно в него запрыгивая. Все на ходу. Я сидел у окна и наблюдал. Вот автобус притормозил до 5 км в час, вот кондукторша выпрыгнула, побежала до почтового ящика, закинула туда что то и впрыгнула обратно. Вот уже я его вижу за 7 метров – догнала дряхлую индейку и ругается с ней по поводу неоплаты билетов. Махнула на старую суку рукой, побежала и прыгнула в заднюю дверь проезжающего автобуса. И так – всю дорогу.

В Кито заехали с юга и собственно проехали весь южный Кито до Китумбе. Это трындец. Если Кито – лицо Эквадора, то Китумбе и юг – жопа лица. Андрей сказал что это примерно как город Манаба в Бразилии. Они там расчитывали потусить пол дня, пока сядут на тур по Амазонке. Но когда оказались в городе, то срочно схватили первый попавшийся тур, лишь бы быстрее свалить оттуда. Потому что неприятно находится в жопе, даже в жопе лица.

Write a comment (0)

Добавить комментарий