23 января 2011. Выпьем, чтоб сдох Табаган!

Да. Всенепременно. Табаган оказался гнойной раной на матушке Земле. И лечить надо эту рано самыми кардинальными средствами. Прижиганием напалмом, например.

Табаган, кто не в курсе – это некая попытка создать горнолыжный курорт в окраинах Алматы. Всем понятно, что Чимбулак не может (и что самое обидное – не желает) удовлетворить потребности населения Алматы в горнолыжных деяниях. Поэтому построили Табаган. И задумали его стройку, по всей видимости, люди, которые когда то были в настоящем лыжном курорте, но так нифига и не поняли.

Меня разумные друзья всегда отговаривали от Табагана. Мол склоны там паршивые и не интересные. Я как то был однажды там на корпоративном трейнинге, но не в зимний сезон. Горка не впечатлила. По пологому склону в прозрачном шаре (забыл как это недоразумение называется) катился пьяный мужик. Угла склона не хватало, поэтому он морщась катился с весьма унылой скоростью. Его пешком догоняли сотрудники и подталкивали шар. В загонах томились скучающие задрюченные вниманием праздной толпы оленята.

За два дня был сделан вывод – это место для бухалова. Не для лыж. Тут приехать с посторонними телами, набухаться, заблевать сауну, натрахаться и все. Для всего остального приезжать не стоит.

Но перебирая варианты, где бы тут прошвырнуться на спидглайдере, опять вспомнил про Табаган. Вариантов под Алматой немного – этим фактом рушится идеальная смитовская экономическая модель о предложении и спросе. Спрос есть, а предложению это пофиг. Это нормально, в Казахстане многие экономические теории проходят жесткую проверку реальностью, причем выдавая весьма неожиданные результаты.

В общем, приехали – я, Люда и Дина с потомством. На въезде уже сразу требуется 200 тенге. За что? Ну за въезд же… Логично. Нельзя же бесплатно заехать в курорт, где ты намерен тратить деньги.

- А за выезд сколько? – спрашиваю человекообразное нечто в будке.
- 200 тенге, - теряеться тот.
- А за въезд? – продолжаю издеваться.
- А за въезд не надо ничего, - вообще растерялось нечто.
- Тогда отдавай обратно деньги.
- Аааааахахахаха.. А я… Я эта… Ахахаха…. – наконец понял юмор человекообразное нечто.

Ставлю машинку внизу, около канатки на вершину пупыря. На Табагане есть три канатки. Две, из которой одна, натурально, не работает, являются бугельными, и тащат тела на вершину пологого склончика. Третья, кресельная – на вершину пупыря. С пупыря есть довольно крутой спуск до пологого склончика. В общем эх – сойдет…

Смотрю цены на подьем. 1 подъем – 800 тенге. 5 подъемов – 3800 тенге. 10 подъемов – 7200 тенге. Пипец. Тем кто забыл, 148 тенге = 1 доллар США. За цену 5 табаганских подъемов на 100 метров по вертикали, в Европе человек катается весь день. Но, как сказал бессмертный таможенник из аэропорта Актобе – «тут вам не Венна!». И он прав. Ох как прав…

Я уже малость злой от такой безразмерно тупой жадности населения. Но уже приехал, и кататься очень хочется, поэтому покупаю 5 подъемов. На верху бодро иду к заветному крутому склону уже с ощущением холодка под правым верхнем клапаном сердца. На моем пути вырастает охранник.

- Тут нельзя.
- Почему?
- Тут спортсмены тренироваться будут. Азиада.
- Не понял. А почему мне продали подъем, если скатиться нельзя?
- А можете спуститься по дорожке с другой стороны.

Иду к дорожке с другой стороны. И право – дорожка есть. Узкая, сервисная. Причем видимо вчера по ней проехал гусеничный трактор, и старательно перемолол все, что считалось снежным покровом дорожки. И дорожка стала правильной – мешанина из камней, грязи, кусков глины и призрачной снежной пыли.

Лыжи по этому безобразию, естественно, ехать не захотели. Двое дошечников скребутся вниз на жопах. Матерясь спускаюсь до крошечного пятачка, не раздраконенного гусеницами, раскладываюсь. Старт, рывок, свист в ушах – обхожу внизу распаложенные трибуны справа, но словив качь по крену влетаю в сугроб. Подъезжает снегоход с хмурым парнем.

- Тут с этой штукой нельзя.
- Да? Может вы мне покажете какие то правила, панно с объявлением, документ в конце концов какой-нибудь официальный?
- Нет, тут нельзя с этой штукой.

Мне вдруг становится как то устало…

- Значит вы мне запрещаете летать тут на спидглайдере? Так? Нет проблем. Возвращайте деньги за билетики и я уезжаю.

Хмурый парень не говоря ни слова заводит свой драндулет и исчезает. Я еду на ногах уже к кассе.

- Тут нельзя с этим вот, - еще один хмырь у канатки дает независимое мнение.
- Спасибо, вы не одиноки в своей проблеме, - подбадриваю его. Он смотрит непонимающе.

У кассы никого нет.

- Верните мне пожалуйста деньги за подъемы.
- А почему? – девушка недоумевает.
- Потому что мне ваши гуманоиды запрещают тут кататься.
- Кто вам запрещает?
- Вот этот, этот и вот этот, - тыкаю пальцем. – Кроме того у вас трасса не подготовленная для катания. Кстати, кто мне будет возмещать поцарапанный скользяк на лыжах? Почему вы продаете подъемы туда, где нельзя спускаться?
- А я всех предупреждаю, когда билеты продаю, что спускаться там нельзя…
- Меня предупредили?
- Но у вас же парашют был.
- Значит лыж вы не замечали? Значит решили что я не стою предупреждения? Верните мне деньги.
- А вы постойте у кассы, кто нибудь придет за билетами, вот вы и продадите.

Это уже похоже на фарс.

- Девушка, вы меня с кем-то путаете. Я не узбек на рынке, и сюда не изюмом торговать приехал. Вы продаете услуги, которые не в состоянии оказывать. Возмещайте.

Она тихо и нехотя отдает мне 3000 тенге…

В общем так. Ноги моей в этом сраном Табагане не будет. Чего и вам желаю.

Write a comment (0)

Добавить комментарий