14 июня 2010. Армения на 4 дня

В Армению не стоит ехать меньше чем на неделю. Это как пытаться откусить арбуз – сколько не раскрывай варежку, а больше, чем поцарапать корку, не выйдет. Только суета, нервы и раздражение, что все самое вкусное осталось где-то там внутри, глубоко…

Но мне повезло. Возможно потому, что я и не рассчитывал за 4 дня насладиться этой чудесной страной. План был всего лишь приехать, вчетвером взгромоздиться на Арагац, дружно помучиться там две ночи горняшкой, и уехать сразу же.

Сначала все шло по плану, как и было задумано.

Баул и рюкзак со снарягой меня в Москве ждали уже с начала мая, так что у Мартина только слегка перепаковались. В Шереметьево неожиданно вписались в рамки положенного веса, хотя Ваган тащил сантехнику для своей Ереванской квартиры, а Микаэл – и вовсе непонятный челночный баул с каким-то добром.

В Ереванском аэропорту у окошка получения визы я был единственным клиентом, и чем-то видимо скрасил скучные будни тамошнего офицера. Виза на 21 день мне обошлась в 3 000 драм – около 8 долларов.

Погрузились в Патфайндер Микаэла. «Микаэл, а в Ереване есть старый город?» - любопытствую. «Он был», - отвечает Микаэл, «но потом как-то в дурных головах градоначальства зародился проект постройки на его месте чего-то величественного, ради которого здания старого города предполагалось разобрать и собрать в другом месте. Ну, в общем, план осуществили ровно на половину – только разобрали…»

А еще вокруг Еревана были леса. И, говорят, климат был иной. В «тяжелые времена» ради отопления окружающие леса выпилили начисто. Правда есть попытки восстановить эти леса – на окружающих город склонах видны саженцы, которые с переменным успехом пытаются выжить.

Вообще тема «тяжелых времен» Армении (на что выпадает и экономическая разруха, и война с Азербайджаном, и голод, и безработица) меня всегда поражала. Нам, сытым и благополучным, непрошедшим Ленинградскую блокаду и не выросшим в Северной Корее, этого не понять. Вот ребята, мои друзья. По 35-40 лет. Они с улыбкой вспоминают, как опухшими от мороза руками перебирали ячмень и пшено, чтобы можно было испечь хоть какое-то подобие хлеба. Как холодной январской ночью с 3 утра стояли в очереди у продовольственного магазина, чтобы хоть что-то купить семье поесть. Как всю зиму ходили в кроссовках, потому что не было ни денег на покупку ботинок, ни самих ботинок. Не дай бог (если он есть) вам это пережить… И, глядя, как эти ребята, не смотря на то, что давно перебрались добывать прокорм своим семьям в чужие страны, тем не менее часто возвращаются на родину вить там свое гнездышко на старость, начинаешь понимать – Родина, это не только кучка политических интриганов, дерущих налоги с нас непонятно за что и на что. Родина – это еще и храмы седьмого века, письменность третьего века, богатая культура и сильный дух. И все это просто так не рассосется из-за каких то неудачных гандонов-политиканов.

У Мартина родовой дом практически в центре города. И имеется уютный садик. А в садике кроме прочего прорастает дерево со смешныйм названием «тутовый шелкопряд». Ну я не ботаник, но плоды его – очень сладкие и приятные. В общем, эти червяки, из которых китайцы делали шелк, обладали развитым вкусом. Только вот собирать эти плоды муторно – самые спелые падают на землю от неосторожного вздоха.

Короткие сборы и мы – в дороге на Арагац. Арарата не видно, все в дымке. Вообще армяне и Арарат – неразрывно связанные вещи, и, общаясь с ними, как-то проникаешься мыслью, что нахождение Арарата в Турции – это какое-то нелепое временное недоразумение. И образ Арарата в гербе Армянской ССР тоже связан со смешной историей. Когда был создан герб с Араратом в центре композиции, Турция подала протест Чичерину – мол «как могут армяне на гербе рисовать что-то, что им не принадлежит?”. Реакция Чичерина был хохмовой – «а вы же, турки, на своем гербе Луну рисуете? Она вам принадлежит?».

Проезжаем старое здание Министерства Обороны (самая выдающаяся мишень в Армении – высотное здание, прекрасно видимое со всех сторон), неподалеку – какая-то чудная фазенда с вензелями. Оказывается – дом одного местного олигарха, поднявшегося на торговле металлами. Человек явно потерял здравый смысл и ощущение реальности – такого убогого перебора и безвкусицы уже не помню, чтоб встречал где-либо. Казалось бы – безвкусица и все. Ан-нет, своей нелепостью и несуразностью она издалека привлекает внимание всех и вся, становясь местной достопримечательностью.

Серпантин уходит вверх, позади остаются летние стоянки пастухов-курдов и дорога на старинную крепость Амберд. Асфальтовая дорога двадцатипятилетней давности прогрызается через лавинные языки снега и хорошенечко уже разбита, но это и понятно – ее строили когда-то для физиков и метеорологов у озера наверху. Сейчас просто так асфальт для науки никто не выложит.

Наверху, у озера примерно на высоте 3200 м и находится «объект» – несколько весьма добротных зданий, пирамида для исследования разных там космических излучений и прочее. В общем, обычная научная разруха, как, например, в Казахстане, не наблюдается. Все добротно, основательно, порядочно и солидно настолько, что начинаешь подозревать «а не гостиничный комплекс ли это?». Вполне может быть – не проверял.

В сторону вершин Арагаца лежит белые снежные поля. Понимаем – если бы выбрались на восхождение, как планировали раньше, в мае, то просто бы умерли еще на подходах от Бюракана к озеру. И никуда бы не залезли.

Подходит какой-то местный чувак и ненавязчиво интересуется, кто мы и чего мы. Мы не спеша переодеваемся и поддерживаем разговор. Когда чувак узрел наше более чем адекватное снаряжение, то также не спеша слился – понятно, что с нами проблем не будет. Не похожи мы на праздных шашлычников, которые сами не понимают куда идут.

У начальника метеостанции выудили недостающую пару лыжных палок для меня – никаких возражений, только доброжелательное безразличие.

Регулярно проваливаясь по яйца в мокрый снег, вышли в сторону левого гребня. В итоге оказалось, что это и не гребень совсем – так просто, выпуклость. Арагац же – потухший вулкан, как и Арарат. Поэтому обычная геометрия гор к нему не совсем применима. Например, уже потом, забравшись наверх, я поразился обширному плато, который лежит где то на уровне 3400 м – сколько глаза глядят. И почти никаких там ущелий и прочего привычного.

Привал. Подошел Микаэл – «Алдас, у меня трусы все мокрые, что мне делать?». Хороший вопрос. Ну, не знаю, Микаэл, это очень интимная тема. «Я вспотел и мне противно» - не унимается Миша. Штаны у него со сложной системой подтяжек и проч., снимать верхонки неудобно. «Я эти трусы тогда сорву!» – горланит Микаэл. «Ууууууу!..» - воем мы с Мартином, - «ты только медленно и под музыку, сейчас мы видеокамеры достанем».

На верх до перевала дошли за ровно 3 часа. Не плохо, учитывая вес рюкзаков. А ребята еще хотели воду с собой брать… Вот так всегда – жизнь наверху и внизу, пока на вкус не попробуешь, кажется вполне соизмерима своей логикой. «А нам брать пуховые куртки? Ведь счас 45 градусов жары...», - звучало в Ереване. А в первую же ночь наверху и вторая, и третья пуховка казались уже совсем уместными предметами быта.

Ваганычу - это первый серьезный выход в горы и он весь в процессе. Времени уже восемь вечера с гаком, и скоро стемнеет – срочно строим лагерь. Я немножко опасался за взятый в аренду у “Vishap adventures” палатку – мы ее до поездки не раскрыли. Но опасался зря – это был новюсенький трехместный «Баск». Пары распределились на храпящие-нехрапящие. Мы с Ваганом таким образом заняли трехместный «Баск», из-за просторности который еще стал и кухней-столовой. Пока ребята топили снег, я еще в темняках сбегал до южной вершины – благо она рядом. За ужином все дружно засыпали, и только оприходовали гречку с тушенкой, как всех пробило на сон.

Место для палаток мы выбрали самые лучшие из тех, что было, но это было какое-то издевательство – под уклоном площадки Ваган скатывался на меня, я скатывался на продукты и ботинки. Потом все кучей просыпались и под народный мат закатывались на исходную. Вот такие американские горки…

Ночью проснулся от вспышек – казалось, что вокруг палатки танцуют с десяток безумных электросварщиков. Снаружи бушевала гроза и сыпался град. Молнии били где-то ну совсем рядышком, чуть ли не подмышкой. Я лихорадочно просчитывал варианты. Орать «полнудра» и валить ниже? Не, пока разбудишь всех, пока обуются, пока то-сё, молния за это время, если захочет, то 100 раз нас расхерачит. Мы же вроде на ложбинке, на нижней части хребта? Да, но рядом какая то металлическая херовина, да и телескопические палки снаружи палатки торчат, и дуги палатки металлические… Но вроде они не гудят, волосы дыбом не встают… Авось пронесет? А если не пронесет, если хуякнет? Блин, как вниз тело тащить в такую темень? И нужно ли будет уже?

Под такие судорожные мысли гроза уходила на север, безумные сварщики плясали все дальше и дальше от наших палаток, а я тихо проклинал свою тупость и желание устроить лагерь на дополнительные 20 сантиметров выше благоразумного предела. Гроза утихла, слышу дружный храп. Слава те госпади, страху натерпелся я один, остальные же под звуки грозы спят крепче… Невинные дети бетонно-асфальтовых джунглей.

На утро у всех, вполне в соответствие с ожидаемым, болят бошки и наличествует привкус куриного дерьма во рту. Здравствуй высота! Дружно растворяем по таблетке шипучего аспирина – древнее народное средство советских альпинистов. С той только разницей, что аспирин стал быстрорастворимым и обзавелся надписью ”Bayer” на боку банки.

Легкий завтрак и консилиум «куда сегодня?». Решено пойти на перевал между южной и западной вершинами, а там решить дальше. Ваган на половине дороги передумал – здорово, что человек трезво оценивает свои возможности. Пусть отдохнет – возможности героически умереть еще будут.

Выбрались на перевал. Мартин за то, чтоб ломиться на северную (она и самая высокая) и восточную (она – самая далекая) вершину за сегодня, оптом. Я возражаю – не успеем за сегодня. Уже 11 часов, а до них топать - поперек всего кратера. Мартин настаивает – ему просто очень хочется. Ну ладно, папитка не питка – не дойдем, то хоть прогуляемся. Ступаю в сторону спуска в кратер с перевала и по самые причиндалы проваливаюсь в мокрый снег. Понятно, что и дальше нас ждет похожая ситуация. Вариантов осталось один – прямо с перевала пойти на западную вершину. Так и сделали. На вершине замерились альтиметром на моих часах – 3955 м. Ну может быть. На верху стоит массивный разборный крест. Долго не задерживаясь пофоткались, и пошли вниз.

На перевале было тепло и почти безветренно. Нас всех как то разморило и мы позорно заснули на теплых желтоватых вулканических породах. Проснулся и понял что рожу спалил. И не только рожу. Все открытые для солнца места. Крем от загара не помог.

Обратно к лагерю вышли напрямую – что сверху кажется стремно, снизу идется почти без проблем. Только последние два метра надо было выгрызаться зубами, и то только потому, что я бестолково пошел в лоб. На южной вершине верещала толпа молодежи. Пошли знакомится. Ребята реально молодые, без снаряжения, с какими-то несуразными городскими сумками и вместо горных ботинок – со скотчем обмотанными кедами (вот же не жалеют себя люди!). Один парень, узнав, что я литовец, поздоровался со мной по-литовски. Оказывается, путешествовал разок в районе Аникщяй, сплавлялся по Швянтои на плотах. Ну и несколько слов выучил. Поразительно…

Ночью разбудил ветер – противно трепетал тамбур. Я лениво думал, как бы его закрепить, но ничего путного не придумал. Ладно, потерпим. На утро узнал, что настолько же трепетал и Ваган – ему казалось что нас ветер вместе с палаткой скинет с гребня нафиг вниз. Оказывается Ваган задавался вопросом, как мы в одних носках будем выбираться обратно. Эх, Ваганыч, не того боялся… Следующий раз, если захочешь обгадится, спроси меня как.

Утром, уже привычно, дерьмо во рту и боль в башке. Мартин строит планы как добраться до северной вершины в какой то немыслимый обход, но и ему уже понятно, что в этот раз не светит. Остается ради тренировки повторить Западную вершину, что они с Микаэлом и делают. Мы же с Ваганычем неспеша снимаем лагерь, Ваган еще успевает погулять по гребню до Южной вершины.

Высота все еще плющит, дыхание тяжелое. Чтож меня так разобрала эта горка? Думаю, как буду слетать вниз – зря что ли параплан сюда пер? Разбежаться сильно не получится – снег раскис, да и я тоже раскис порядочно… Значит нужен встречный ветерочек, но он как на зло – дует как-то со стороны кратера. Ну ладно – видно просто восточная сторона прогрелась, к обеду ситуация поправится.

Спортсмены возвращаются довольные. Ну да, конечно. Кто-то – герой, а кто-то – просто снимает лагерь :)

Раскидали вещи по рюкзакам, у меня он получился большим, но легким. Ребята понимают, что в такой штиль с тяжелым рюкзаком я просто не взлечу. На Южную вершину для слета меня провожает Ваган. Раскладываю купол, и тут ветерок просто дохнет насовсем. Стою как дурак в полной экипировке и жду хоть подобия бриза. Ваган тоже ждет терпеливо. Наконец ловлю какое-то эфемерное дуновение, вырываю купол вверх и пытаюсь развернуться. Увы – рюкзак слишком высокий получился, стропы цепляются за него, меня перекашивает, в борьбе теряют скорость и купол уныло падает на камни. Очень цепкие камни, доложу вам… Ваганыч терпеливо помогает выпутаться. Опять раскладываюсь – понятно, стартовать с таким рюкзаком получится только передним способом. Ветра опять нет. Собираю жопу в кулак и рву вперед. Йййех! Полетел! Рюкзак немножко откидывает назад, но терпимо. Делаю пару виражей для Микаэла с Мартином и ухожу в сторону озера. Над сыпухой меня подкидывает поток, но варик предательски молчит. Еще подкидывает – варик молчит. Мог ли я знать, что зацепившиеся стропы дернули по переключателю и его вырубили?

Тем временем стоянка около озера приближалась. Решил не испытывать судьбу и не слетать ниже озера – мобильная связь тут не работает и ребята просто замудохаются меня искать потом. Около озера на травке сидели какие-то местные мужики и всячески выражали свой восторг по поводу падающих с неба альпинистов. Сел недалеко от них и упаковал купол. Они жестами выразили желание видеть меня у своего стола. Компания была крайне аутентичная и колоритная. Все изрядно поддатые уже, веселые и горластые. Такие настоящие веселые армяне из деревни Бюракан. Которые просто решили на природе поесть хаш, выпить и повеселится. И с душой взялись за задуманное.

Не спрашивая особо моего отношения к хашу и грушевому самогону я был сразу напоен и накормлен. Я вообще то крепкие не пью, да и хаш летом есть – это надо выдержку иметь, доложу я вам… Но разве я мог не воспользоваться таким случаем?! Это было неповторимо… Мои компаньоны регулярно забывали, что я по-армянски не понимаю, но уже где то с шестой рюмки нас это перестало волновать, ибо пришло полное взаимопонимание и гармония человеческого общения. Когда через час спустились Микаэл, Мартин и Ваган, они не сразу поняли, что один из этой веселой компании, зазывающей присоединится к столу – это я, простой литовский парень. Настолько я органично влился в окружение… Даже не смотря на мою разноцветную бандану, гортексовые брюки и очки от солнца.

По дороге обратно я выпросил меня завезти все-таки посмотреть крепость Амберд. История этой крепости древняя и непростая, как и вся история Армении. Рядом стоит храм где-то одиннадцатого века, но факт в том, что возраст таких сооружений всегда неоднозначен – порой фундамент и верхнюю кладку разделяет больше тысячелетия. Рядом также стоит древнейший храм, начала одиннадцатого века. Когда стоишь внутри сурового храма, который строили люди еще до того исторического момента, который способно обработать твое сознание, то невольно содрогаешься…

Вечером нас ждала встреча давних друзей в ресторанчике. Я, правда, мало к этой тусовке отношения имею, но компания была настолько приветливая и теплая, что на раз-два освоился. Ресторан «Монте Кристо» расположен глубоко в ущелье протекающей по городу реки Раздан. Как говорят – подальше от глаз горожан, большинству из которых доход позволяет ресторанить не чаще раза в год. Зачем раздражать социальным неравенством?

После ресторана Микаэл заявил, что ему надо повидать еще одного товарища, мы втроем поехали в летнее кафе. Эспрессо меня не спасал – я вырубался под страсти матча Германия-Австралия. Кажется, Австралия продула 4:0. А может и нет.

Наутро меня ждала культурная программа. Друзья еще с вечера горячо обсуждали, как обустроить мои крайние полдня перед вылетом. Мое личное мнение не требовалось. Миссия «показать» была поручена семейному таксисту – Джамалу. Есть такая должность – семейный таксист. Это проверенный временем человек, его знает весь квартал и ездит только с ним. Ему не надо говорить «улица Баграмяна 14, второй подъезд», а просто – «к двоюродной сестре». И он везет, ничего не путая, куда надо.

Сначала попросил Джамала отвезти меня к банкомату – деньги на сувениры снять. Гуляем по всему кварталу, окна машины Джамал не закрывает. «Не украдут чего-либо?». «Не..», - Джамал спокойный как сфинкс, «меня в этом квартале все знают. В другом месте может и украдут, а здесь – нет. Меня все знают…».

Объехали 8 банкоматов – местный HSBC отказался признать карточку VISA (позорники!), остальные были просто выключенные или сломанные. «Не волнуйся, у меня есть деньги на сувениры, потом как-нибудь разменяешь и отдашь» - успокаивает меня Джамал.

Едем в Гехард – вырубленный в скале невероятный храм-монастырь. Описывать Гехард бесполезно – я просто не знаю, как это сделать. Тут выход один – съездить и посмотреть. Час лазил по залам, кельям и закуткам. Вылез с отвисшей челюстью и чувством какой-то экзальтированной растерянности.

Внизу в паркинге повстречал троих грязных чехов на триальных мотоциклах. Эти ребята ехали из Чехии в сторону Ирана и Ирака. Насколько понял, четких планов у них не было. Как то все «ну Грузию проедем, а там посмотрим». Счастливые люди…

Дальше нас ждал Гарни. Место даже древнее Гехарда, но не столько самобытное. Эллинско/римская культура нам уже известна – многие были в Греции и видели Рим. Но здесь… В храме Митры стоял музыкант и выводил грустную мелодию на дудуке. Даже самые шумные туристы как то приутихли и посерьезнели… И опять – надо все увидеть. Рассказывать как-то не выходит. Что бы я не написал – все слова будут серые и несуразные.

Едем обратно в город. Джамал серьезно обсуждает, когда мне надо приехать в Армению всей семьей и куда он нас свозит и что покажет. Моим мнением не интересуются – он знает лучше, что мне посмотреть, куда поехать и где остановится. Уверенность Джамала во всех этих вопросах как-то успокаивает – будущее устроено.

Обратный полет прошел без приключений, если не считать публичную игру в тетрис, когда мы пытались в машину Мартина запихать уйму чемоданов и баулов. А ведь запихали!

Да вот, еще… Лаваш с сыром, зеленью, огурцом и помидором – это божественно.

14 июня 2010 г.
Шереметьево-D 


Здесь лежит google earth файл – если кому интересно сверху посмотреть, где мы были

Дальше – фотки



1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 

Write a comment (0)

Добавить комментарий