Юрий Лурье. Гайанские разочарования

Есть такая страна - Гайана...

В среду я сел в автобус, идущий из Боа Висты в Бомфин - маленький городок на границе с Гайаной.  Хорошая дорога, пейзаж под стать, хороший автобус, прекрасная погода. Ехали около 2 часов. Любая дорога рано или поздно кончается.  Эта - не исключение. Вышел, без проблем закрыл бразильскую визу. А дальше ... Всё, как и должно быть в Латинской Америке. Таксист заломил за проезд расстояния метров в 400-500 до полицейского пункта на гайанской стороне, в городок Летхем - 10 долларов! Уверен, что эту цену он назвал только мне. Короче, все уехали, но таксисты стали единым фронтом супротив меня, и, не желая до ночи маячить со своим скарбом на площадке, изображая собой известные "три тополя на Плющихе", я сдался. Очень вежливый гайанский полицейский начальник, ознакомившись с моим паспортом, заявил, что проблем в визе для меня, как представителя Дружественной Чилийской Державы - нет. Нужно только заплатить 25 долларов - и ничего больше.  Но меня, что называется, "понесло". Я сообщил ему, что знаком с моими правами и требованиями, представляемыми братьям-чилийцам на территории Южной Америки в соответствии с принятой всеми этими странами декларацией.

Начальник занялся копанием в ящике своего письменного стола и, перелопатив несколько килограммов своей документации, торжественно выложил передо мной замызганный, пожелтевший листок бумаги, на котором был отпечатан длинный список стран, напротив каждого названия страны значились условия, на которых владелец паспорта данного государства может стать счастливым обладателем гайанской визы. Напротив Чили стояло: бесплатная виза ставится в дипломатический и специальный паспорт.  В остальные же - только после оплаты указанной суммы. Я пренебрежительно отодвинул листок, заявив, что совершенно очевидно - он отпечатан на гектографе, системе для копирования документов, которая использовалась в Европе ещё в середине 19 века и в последний раз ею пользовались российские большевики на заре Первой Русской Революции 1904-05 года. А за это время многое что в мире изменилось.

Подивившись моей исторической подкованности, начальник несколько сник и я добил его сообщением, что еду в Джорджтаун по личному приглашению Министра Культуры и Спорта, Мистера Франка Антони... По-видимому у руководителя гайанской пограничной стражи имелись некоторые сомнения относительно правомочности взимания вышеуказанной суммы с чилийского гражданина, потому что он, не говоря больше ни слова, придвинул к себе мой паспорт и украсил его собственноручно поставленным штампом. Ну, слава Богу! Двухмесячная виза. Да ещё, по-русски говоря - "нахаляву". Я уже обжился в его кабинете и попросил, если можно, конечно, позвонить в Джорджтаун в Министерство Спорта. Оказалось, что мне - можно. Министра  на месте не оказалось, но секретарше было сообщено о моём скором и неминуемом приезде. Потом созвонились с Президентом Федерации Бокса Гайаны, по совместительству занимающего какой-то важный пост в Министерстве. Он ответил, что по приезде в Джорджтаун, я должен сразу позвонить ему. Тут как раз подошёл микроавтобус, который, как выяснилось, вечером пойдёт в Джорджтаун. Удача, вроде бы... Я занял место у окошка (автобусик рассчитан на 13 пассажиров) и мы поехали к месту сбора остальных участников предстоящего, более, чем 700-километрового путешествия. Выехали, когда уже стемнело.  Дорога - грунтовка.

Во многих местах колдобины заполнены жёлтой или красной грязью - сезон дождей, как-никак.  Автобусик дребезжит, скрипит, визжит всеми своими суставами, но уверенно несётся по грунтовке с неожиданно высокой скоростью, поднимая в воздух центнеры грязи. В одном месте наш шофёр, по-видимому, "зевнул" - мы оторвались всеми колёсами от земли на очередном "трамплинчике" и понеслись, ввинчиваясь в темноту наподобие автомобиля Фантомаса (кто смотрел фильм - помнит).  За время полёта я чего только не передумал, но приземление выбило из меня все мысли, кроме одной: "Кажись, приехали"... Но автобусик прекрасно справился с ударом и быстренько побежал дальше...   По обеим сторонам дороги - тёмные джунгли, в которых иногда вспыхивают красные, жёлтые парные огонёчки - чьи-то глаза.

Вдруг шофёр засигналил и прямо из-под колёс выскочило какое-то дымчато-серое животное величиной с небольшую дворняжку, в котором было что-то кошачье (лица я не разглядел) и побежало рядом с нами, стараясь перегнать наш автомобиль. Ему это не удалось и, свернув в кусты, оно исчезло в чаще. Так ехали мы где-то часов пять.  Затем свернули по какой-то тропе в джунгли и остановились на большой поляне, скудно освещённой единственным фонарём на столбе. На этом пятачке сгрудился с десяток микроавтобусов, подобных нашему. Шофёр, весьма молчаливый тип, не говоря ни слова, вытащил из-под сидения гамак, подошёл к пальмам, окружающим постоялый двор, привязал его к двум деревьям, залез в него и, похоже, сразу заснул. А я, выйдя из автобуса, отправился на разведку (много чего нужно было разведать).

На территории, прилегающей к большому двухэтажному деревянному дому - несколько зацементированных площадок под крышами из пальмовых листьев, увешанные гамаками, которые, как выяснилось, сдаются клиентам за плату. Туалетно-прочие вопросы решаются так же, как нас приучили на далёкой Родине ещё в лагерях (и не только пионерских): "девочки - налево, мальчики - направо". Правда, при отсутствии освещения, огромного количества ям, заполненных грязью (и, подозреваю, не только грязью), а также довольно большого числа постояльцев этого заведения, искать левую-правую сторону в джунглях, нашлось немного охотников...   Так провели ВСЮ ночь.  

На рассвете выехали большим караваном и где-то уже через час выяснилась причина нашей ночной стоянки.  Мы подъехали к переправе через большую реку. Переправа осуществляется большим деревянным плотом, на который загоняется до десятка автомобилей и с помощью допотопного старенького движка, установленного прямо на палубе, это плавсредство передвигается от одного берега к другому . Вид, конечно, потрясающий. Выглянуло солнце, джунгли, обступившие реку, заиграли ярчайшими красками, вода в реке прозрачная, зелёного цвета, в которой резвятся рыбы. одно дерево на берегу обсела стая крупных зелёных попугаев.  Здорово! Переправа работает с 6 утра до 6 вечера. Вот поэтому автобусы из Летхема, выезжающие ночью, ожидают открытия переправы на этом постоялом дворе.  

Приближаемся к столице.  Догадываюсь по тому, что на дороге появился асфальт. Последняя остановка - заправка. Предусмотрена не только заправка нашего многострадального средства передвижения, но и пассажиров. Небольшой, но, по-видимому, популярный среди шоферов, ресторанчик.  Умеренно грязный, несмотря на жару и огромное количество мух, средства хоть какой-нибудь вентиляции не предусмотрены.  Но уж очень кушать хочется - больше суток не ел. Подойдя к раздаче, назвал жареную рыбу.  Всё-таки, рыбу труднее испортить при приготовлении.  Но, как оказалось, мой оптимизм не имел достаточных оснований.  Во всяком случае, этот ресторан поразил меня как удивительно низким качеством приготовленных блюд, так и ещё более удивительно высокой ценой за эти кулинарные шедевры.  Кое-как заставив себя съесть твёрдый снаружи и резиново-тягучий внутри кусок рыбы, и, слегка поковырявшись в сопутствующей кучке несолёного холодного риса, отставил тарелку.  Тем более, что во время еды отмахиваться от желающих урвать свою долю мух приходилось обеими руками.  

Едем по набережной  довольно широкого канала, вдоль которого ошвартованы большие океанские суда. Судя по всему - мы уже в пригороде Джоржтауна.  Насчитал уже 4 мечети. И пока только один христианский храм, небольшой, без креста, по-видимому, евангелистский. Всё больше закутанных по самые глаза чёрными платками (это в такую-то жару!) мусульманских женщин...   И тут случилось то, от чего с моего носа упали, разбившись с оглушительным звоном, розовые очки... Повинуясь жесту полицейской руки, шофёр останавливает машину.  Проверка документов (таких остановок уже много было по дороге).

Привычно выходим, по очереди отдаём паспорта в руки двух молодых парней - негров (я видел уже много военных и полицейских, но среди них - ни одного белого. Впрочем, остальная публика цветом кожи от них не отличается). Мой паспорт почему-то вызывает их интерес.  Нет, скорее не паспорт, а внешний вид, который, со стыдом признаюсь, резко отличает меня от остальных пассажиров. Все возвращаются в автобус, меня отзывает в сторону полицейский. Тот, что помоложе, выглядящий, от силы, лет на 20-22. Беру из его рук свой паспорт, открываю на нужной странице.  Демонстрирую визу. Кладу паспорт в карман и направляюсь к автобусу. Останавливаюсь на оклик. Пацан в полицейской форме стоит, картинно расставив, как в "ковбойских" фильмах, ноги, с правой рукой на кобуре пистолета. Требование звучит кратко и безапелляционно:  "давай деньги"!  Спрашиваю: "почему? Какие проблемы?" Тогда он указывает свободной от пистолета рукой на карманы: "что у тебя в карманах? Кокаин? Марихуана?" Я говорю: "нет, ничего нет запрещённого".  "Доставай!  Все доставай!" Достаю всё, что есть в карманах.  В основном, это деньги.  Только что разменянные 150 американских долларов (30.000 гайанских долларов). Полицейский ощупывает карманы - нет ли там чего-нибудь ещё, забирает деньги и, приветливо улыбаясь, отдаёт честь: "спасибо!" Поворачивается и уходит, оставляя меня с разинутым ртом в полном обалдении... Вот это - да!  Вступать в такой ситуации в конфликт с представителем власти не только бессмысленно - но и опасно.  Сам был свидетелем в 1998 году, как перуанские полицейские на границе с Чили арестовали двух американских студентов за отказ "поделиться" деньгами - при осмотре их вещей, один из полицейских достал откуда-то беленький пакетик, продемонстрировал его публике и на руках студентов щёлкнули наручники...  

Едем по улицам Джорджтауна. Город очень отличается от латиноамериканских городов - напоминает Белиз.  Те же двухэтажные деревянные домики, отсутствие тротуаров, левостороннее движение транспорта... Насчитал ещё несколько новеньких, хорошеньких, как игрушки, мечетей с минаретами, куполами, полумесяцами... Вспоминаю прочитанное в справочнике - Гайана считается христианско-индуистской страной... Большая часть населения - выходцы из Индии, приехавшие сюда для работы по найму после того, как в мире было отменено рабство. Индейцев тоже достаточно - но они, по большей части, в городах не живут. Остальные - африканцы.  Белых очень мало.  Хотя проживают они именно в Джорджтауне, на улицах их трудно увидеть. Если встретишь группу белых на улице - это почти наверняка - туристы.   После полицейского ограбления настроение отвратительное - ведь денег нету...

Наконец, останавливаемся.  Роль "автобусного Терминала" выполняет ... маленькая асфальтированная площадка на углу двух улиц, примыкающая к двухэтажной грязноватой гостинице с громким названием "Интернациональная". Тут же - уличный бар с несколькими столиками, заставленными пивными бутылками. Стою с вещами, беспомощно оглядываюсь, Подходит сосед по автобусу, с которым болтали по дороге.  "Что делать будешь?"  Отвечаю: "да вот, позвонить нужно...".  Попутчик достаёт мобильник: "давай номер".  Называю номер телефона Президента Федерации Бокса - он ведь сам просил позвонить по приезде... Как могу объясняю, что сказать - в своём "английском" не уверен, а этот парень, слава Богу! - понимает по-испански. Переговорив с Президентом Федерации, мой друг выключает мобильник: "он сказал, чтобы ты его здесь ждал.  Я объяснил ему, где ты находишься". Благодарю его - он меня очень выручил.

Затащил вещи на площадку перед отелем, на которой бар. Разговорились с молодым парнем, видимо, охранником отеля. Проходит час. Проходит второй... Время течёт, уже смеркается.  Я не на шутку встревожен. Прошу охранника позвонить Президенту Федерации.  У того телефон отключён.  Звоним Министру Спорта.  Телефон не отвечает... Что делать?! У меня отложена очень небольшая сумма - "НЗ" в американских долларах. Думаю, нужно найти дешёвую гостиницу чтобы переночевать. С охранником затаскиваем мои вещи в бар - он обещал приглядеть. Описываю все расширяющиеся круги - один, два, три квартала от бара... гостиниц много, но цены заставляют хвататься за голову! Обескураженный, возвращаюсь к бару и моему знакомому охраннику.

К бару подъезжает какая-то начальственная полицейская машина. Охранник подходит к ней, долго что-то объясняет, указывая на меня.  Подзывает.  Молодой, улыбчивый офицер расспрашивает, звонит по указанному телефону, но телефоны Министра и Президента Федерации молчат... Предлагает вместе с вещами сесть к нему в машину, хочет мне помочь.  Начали разыскивать Федерацию Бокса.  Не нашли!  Тогда едем прямо в Министерство.   Министерство расположено в Большом двухэтажном деревянном здании с государственным флагом Гайаны на флагштоке. Охранница в полицейской форме сообщает, что Министр в своём кабинете на втором этаже. Поднимаемся.  Секретарша идёт в кабинет Министра. Министр занят, но скоро освободится и примет. Сгружаем вещи внизу, прощаемся с полицейским начальником, я сажусь в кресло в приёмной и жду.  

Наконец меня приглашают в кабинет.  Нестарый ещё, симпатичный мужчина с доброжелательной улыбкой.  Из индусов. Кончал (я об этом знал) "Лумумбу". Очень хорошо говорит по-русски.  Наш разговор затянулся. Сначала поговорили о России, повспоминали  СССР. По его просьбе рассказал о себе, о своих планах в случае решения вопроса о моей работе в Гайане. Мистер Франк Антони говорит: "послушайте, Вы, наверное, устали? Я сейчас поищу что-нибудь, где переночевать. А завтра соберёмся все, будем решать дело с работой. Подготовьте все бумаги и в 11 утра - ко мне". Такая постановка вопроса мне нравится.  

Чувствую сильную усталость, голод, да и спать хочется - ведь ночь не спал, однако...   Через четверть часа входит молодой негр.  Прощаемся с Министром, спускаемся вниз, грузим вещи в большую чёрную  машину.  Проехав всего 2 квартала, выгружаемся у шикарного отеля. Поднимаемся на 3-й этаж.  Вот это номер!  Я в таком и не бывал никогда! Огромная спальня с кондиционером, громадным телевизором, и прочими причиндалами, небольшая кухонька с электрической плитой, холодильником, микроволновкой и прочим, примыкающая к небольшой уютной гостиной... А туалет! (правда, не золотой).  Но зато - душевая, напоминающая кабину какого-нибудь космического аппарата, с какими-то кнопками, приборами, циферблатами... Из всего понял только, что по желанию клиента, это стеклянное чудо превращается в сауну... Но мне уж было не до саун.  Чуть не во сне приняв душ, завалился на роскошную кровать и провалился в сон...

Утром проснулся необыкновенно поздно - около 7 утра.  До одиннадцати далеко. Сделал замечательное открытие - оказывается, здесь предусмотрены даже гладильная доска и утюг! Выбрал лучшую, на мой взгляд, одежду, отутюжил, приготовил необходимую документацию. Как жаль, что при такой роскошной кухне отсутствуют кастрюли и сковородки... Приготовил бы себе что-нибудь... А так - вчера ничего не купил, лёг голодным, а сейчас могу приготовить себе только сладкий чай. Ну, ничего.  Надеюсь, после совещания "оторвусь" по-полной.   Без двух минут одиннадцать поднимаюсь к кабинету Министра. Секретарша говорит: "извините, Министр занят". В его кабинет заходит много народу. Министр ведь! Прошло более часа. Из кабинета вышли юноша с девушкой, их провожает Министр. Увидел меня.  Помахал рукой, спросил, как дела и, даже не улыбнувшись, скрылся за дверью. И опять потянулось время...

Секретарша зашла в кабинет, очевидно, по вызову. Вышла. Попросила перейти в другую приёмную - Президента Федерации Бокса, который, судя по близости кабинета к кабинету Министра, по-видимому, не менее, чем его Заместитель. Через некоторое время вышла его секретарша, молоденькая и весьма хорошенькая темнокожая дамочка и попросила отдать ей ключ от номера в гостинице. Сказала, что мы с ней поедем туда, соберём мои вещи, а Президент Федерации распорядится, куда поедем потом. В это время мимо нас прошёл Министр, даже не замедлив шага прошёл мимо меня, буркнув на ходу, что очень занят и спустился по лестнице вниз.  Всё это настолько не вязалось с нашей вчерашней, такой непринуждённой и дружеской встречей, что мне стало не по себе...  

Неожиданно секретарша Президента Федерации появилась снова и попросила войти в кабинет шефа. Президент Федерации оказался молодым, довольно симпатичным и - Вы не поверите! - тоже НЕГРОМ! Жестом указал на кресло. Очевидно, это было приглашение присесть. В соседнем кресле располагался джентльмен, напомнивший мне одного из главных героев фильма "Кинг-Конг", почти в натуральную величину. Не успел я решить для себя, какую  миссию  он выполняет в этом кабинете, как Президент представил его:  "это наш Главный Тренер по боксу".  Вышеуказанный джентльмен обладал необыкновенно выразительным лицом и выражение этого лица было таковым, что мне страстно захотелось, чтобы моё кресло располагалось поближе к двери, а между нами оказалось побольше крупных, тяжёлых на подъём предметов. Да вот, хотя бы  этот массивный письменный стол шефа... Я сразу и безоговорочно поверил ЭТОМУ выражению... Да что я - сам ВЕЛИКИЙ СТАНИСЛАВСКИЙ со своим известным "НЕ ВЕРЮ!", на моём месте заверещал бы, как заяц:  "ВЕРЮ! ВЕРЮ!! ВЕРЮ!!!"  

Наконец хозяин кабинета оторвался от компьютера и обратился ко мне с вопросом: "почему Вы решили, что мы Вас пригласили?"  Ну, это было уже слишком... Я перечислил ему на память все фразы, которыми он и Министр Спорта отвечали на мои письма и которые, очевидно, в любой стране были бы приняты именно, как приглашение. Одна фраза из письма Мистера Франка с указанием точного времени аудиенции чего стоит! Я напомнил ему о нашем звонке с границы, о нашем звонке уже отсюда, из Джорджтауна и его просьбе подождать его приезда.  Да если бы я продолжал ждать его там, на улице, в том окружении, я бы не дожил до рассвета! На что он мне ответил: "Мы с вами письменно договаривались, что если Вы нам подойдёте - мы рассмотрим возможность заключения с Вами контракта, если нет - мы этого делать не будем?"  Говорю: "Да, конечно.  Но как Вы можете узнать, подхожу я Вам или нет, если НИКТО из Вас не видел моих занятий?  Если вот сейчас я принёс Вам кучу документов, Диплом, несколько килограммов газетных вырезок о моей работе, а Вы даже не хотите их посмотреть? И в любом случае, Вы не написали мне, чтобы я не приезжал. Я приехал (заметьте, ЗА СВОЙ СЧЁТ, за тысячи километров), а Вы даже не встретили меня! Вы и Ваши коллеги, Президенты Национальных Федераций, любите рассуждать о том, что ВСЕ БОКСЁРЫ - ОДНА СЕМЬЯ. Пусть даже незванный, но я приехал к Вам - как же Вы можете так со мной поступать?".  

Конечно, на МОЁМ  английском (который, понятное дело, не "язык Шекспира") сказанное мною вряд ли звучало так, как я  написал.  Но не думаю, что он не понял того, что я сказал. Он немного помолчал, а потом сказал: "подождите в Приёмной, моя секретарша получит указания". Я вышел, весь кипя от негодования и сел в то же кресло, в котором уже потерял много времени - часы показывали третий час!   Через некоторое время появилась секретарша, и мы с ней отправились в отель. Я стал собирать вещи, а он при этом не спускала с меня глаз! Неужели они думают, что я способен что-то унести из номера?! Эта мысль просто сводила меня с ума!  Руки тряслись, я всё ронял, кое-как запихал вещи в сумки, побросал их в лифт и спустился вниз. Секретарша, заперев номер, также спустилась и сказала, что она не знает, что нужно делать дальше, чтобы я подождал её здесь, а она пойдёт в шефу, получит инструкции и вернётся. Вся эта сцена проходила на глазах  пожилой администраторши, которая вчера вечером устраивала меня на ночлег. Она подошла и спросила, что случилось.  Я, как мог, подробно объяснил ей всё и она решила мне помочь:  "может быть Вам нужно куда-нибудь позвонить? Пожалуйста, телефон в Вашем распоряжении". Мне в голову пришла идея созвониться с Российским Посольством, чтобы они хотя бы были в курсе моих дел (Чилийского Посольства здесь нет). Позвонил. Ни один телефон не отвечал. Случайно попал на какую-то девушку, которая приехала к своим родителям в гости.  Она сказала, что все сотрудники на каникулах, которые продлятся до 10-го, но она может дать номер мобильника её знакомого, 3-го Секретаря Посольства. Позвонил. Рассказал, что опасаюсь, что окажусь сегодня на улице, без денег, без знакомств, без языка, в чужом, опасном городе и попросил, если есть возможность, связать меня с кем-нибудь из соотечественников, проживающих здесь или хоть  с кем-нибудь, кто может  каким-либо образом решить мои проблемы. Дипломат пообещал подъехать через полчаса.  И - приехал! Секретарши всё ещё не было, я имел возможность изложить ситуацию более подробно. Когда она появилась, я услышал то, к чему внутренне уже был готов: "моя миссия выполнена, никаких дальнейших инструкций я не получила". С тем она и отбыла.

Лицо Секретаря Посольства  выражало напряжённую работу мысли. Он попросил меня дать Российский паспорт, чтобы он мог снять с него копии.  Я давно не пользовался Российским паспортом и был уверен, что он просрочен. Но выяснилось, что он действителен до 22 января этого года! Вот, так открытие! На этот раз, пообещав вернуться через 20 минут, он появился только через 2 часа (по-видимому, в ФСБ тоже каникулы и пришлось поднимать кого-нибудь ночью с постели). Вернувшись, он сказал, что до 10 числа НИЧЕМ АБСОЛЮТНО помочь не может, а вот после 10 - милости просим. Я спросил: "если доживу?" Застигнутый врасплох коварным вопросом, он послушно повторил: "если доживёте...".  Боже, как это знакомо! Выяснилось также, что он ужасно занят и никак не может помочь даже перевезти меня в Аэропорт (куда езды 20 минут), где, хотя бы, можно ночь "перекантоваться".

Он уехал, я присел в холле на диван, пытаясь как-то привести мысли в порядок. Неожиданно администраторша подозвала меня и сказала, что говорила со своим шефом, менеджером отеля, объяснила ему мою ситуацию и тот распорядился, чтобы эту ночь я провёл бесплатно в том же номере, где ночевал предыдущую. Я не мог поверить!  Вот ведь, какие разные люди бывают! Администраторша очень обрадовалась и стала помогать перетаскивать вещи в номер. Через несколько минут спустился в холл, мы стали разговаривать с Администраторшей. Удивлялся щедрости и доброте её шефа, сравнивал его поведение с поведением Министра и Президента Федерации... В это время зазвонил звонок.  Администраторша подняла трубку, и вдруг её лицо как бы окаменело. Положила трубку и говорит: "звонил шеф. Он сказал, чтобы вы уходили из отеля, если не хотите, чтобы он вызвал Полицию..."

Я молча поехал в номер, забрал ещё не распакованные вещи и вынес их на улицу. Там стоял пикап, из которого двое ребят выносили упаковки с водой, пивом и прочими продуктами.  Я подошёл к ним, заговорил.  Спросил - не могли бы они отвезти меня на "Терминал" (у меня появилась идея попробовать договориться с шофёром, отдать ему телефон и камеру, подаренную мне Петрухиным, чтобы вернуться в Боа Висту). На удивление легко парни согласились подбросить меня в нужное место, несмотря на мою неплатежеспособность.

Так, уже в 9-м часу вечера я оказался на том же месте и в то же время, как день назад.  Но вечерний микроавтобус уже ушёл.  Мне сказали, что следующий - в 6 утра. Для того, чтобы поговорить с шофёром, я должен подойти утром, часов в 5. Так я провёл где-то около часа, наблюдая обкуренную и пьяную "братву" в уже описанном мною пивном баре. Очень хотелось есть и пить - гостеприимный Президент Федерации не догадался даже просто угостить обедом или ужином вечером вчерашнего дня, а сегодня у меня вообще не было времени на такие мелочи. Но если подолгу обходиться без пищи привык, то вот без воды в этом климате нельзя перетерпеть и несколько часов. В то же время уже несколько человек, в том числе и нашенский дипломат, предупредили меня, что пить из-под крана здесь нельзя ни в коем случае.  

Прямо через улицу светились окна какого-то офиса.  Зная, что здесь в любом офисе стоят сатураторы с холодной водой (пить из-под крана воду мне категорически не рекомендовали), решил постучаться. Спрятав вещи за огромной бочкой, стоящей во дворе бара, под наблюдением охранника, перешёл улицу и постучался в дверь. Открыл мне темнокожий охранник, который, на моё счастье, говорил на испанском! Я попросил его напиться, он впустил меня в офис и, пока я пил стакан за стаканом холодную воду, стал расспрашивать меня. Моя профессия и то, что я из экс-СССР расположили его ко мне. Узнав, что мне необходимо дождаться утра, сам предложил перетащить вещи в офис и даже поспать до 5 часов. Я тут же сбегал за вещами и с комфортом устроился на диване в кондиционированной комнате офиса.  

Разговорились с Ахрамом (так звали моего нового приятеля). Он - потомок индусов, долгое время работал в Венесуэле (оттуда и знает испанский). Его особенно обрадовало, что я бывал в Индии, Родине его предков.  Предложил мне кофе. У него оказались даже булочки - но сладкие и, главное, с корицей, которую я терпеть не могу. Но - "голод не тётка", как говорят в народе. Я достал из рюкзака банку консервированного бразильского мяса, но выяснилось, что Ахрам, как индус, мяса в пищу не употребляет.  Но у меня оказалась и банка сардин в томатном соусе, купленная ещё в Колумбии.  Вот рыбу он наворачивал с удовольствием. Когда у меня начали слипаться глаза, он ошеломил меня сообщением, что в офисе есть ... душ!  И что если хочу - могу сейчас или утром помыться! Вот это да! Попросил Ахрама разбудить меня в 4 утра и сразу уснул. Сказалось нервное напряжение.  

В четыре утра я был разбужен, помылся в душе, побрился, почистил зубы и почувствовал себя человеком.  Доев с Ахрамом оставшееся с нашего ночного пиршества, направился на "Терминал". Оставалось ждать прихода обещанного автобуса.  За столами бара разношёрстная публика потягивала пиво, лежали пьяные, курили подозрительные сигареты. Ко мне подошли три молодых(лет по 20-25) парня. Стали меня расспрашивать, я с трудом их понимал. В это время один из них наклонился, схватил мою сумку с документами и рванул "в бега". Не знаю уж, откуда у меня прыть взялась (правда этот идиот не знал, что с моими вещами далеко не убежишь), но я догнал его, со всей злости "отоварил" правой, от чего он врезался носом в асфальт, выдернул из его рук свою сумку и направился туда, где оставались рюкзак и здоровенная и почти неподъёмная "малета". Неожиданно прямо у виска что-то просвистело и буквально в полуметре от меня вдребезги разлетелась бутылка из-под пива. Два сантиметра левее - и я бы, наверное, не писал бы эти письма.  Я резко обернулся и увидел того бегуна, которого оставил на асфальте. Теперь он был на ногах и принял подобие каратистской стойки. Это было бы просто смешно, если бы я не увидел, что два его приятеля заходят ко мне с другой стороны. Причём, один из них держал правую руку низко у бедра и мне показалось - не пустую. Жизнь научила меня в такие минуты демонстрировать наглость и агрессивность, которых у меня и в помине нет. Поэтому я сделал резкое движение в сторону "каратиста", который тут же пустился наутёк и повернулся к его приятелям.  Дальше вдруг почувствовал сильный тупой удар в область сердца и увидел убегающих противников. Посмотрел вниз и увидел, что моя безрукавка со множеством карманчиков, распорота, а из нагрудного кармана с левой стороны как в замедленной сьёмке падают на землю листки моей красной записной книжки... Расстегнул безрукавку - даже не помню, когда её застегнул - ведь я её всегда ношу расстёгнутой! Увидел, что на майке расплывается небольшое тёмное пятно. Ко мне подбежал охранник из бара и какая-то пьяная проститутка. Оказывается, они видели, как парень ударил меня ножом. Охранник поднял мне майку. Но оказалось, что собственно на теле только маленькая неглубокая царапина (правда сейчас - здоровенный синячище!). А жизнь мне спасла записная книжка, которая, по моему обыкновению, вечно набита визитными карточками, какими-то бумажками и прочим хламом. И, что самое интересное, БЕЗРУКАВКА, ВОПРЕКИ МОЕМУ ОБЫКНОВЕНИЮ, была застёгнута!  Именно поэтому карман с записной книжкой оказался прямо против сердца!  

Охранник, не говоря ни слова, буквально затащил меня в холл гостинички при баре, выбежал и вернулся с моими вещами, тут же закрыв железную решетчатую дверь на замок. Во дворике бара собралось несколько человек. Появился и тот парень, "каратист", которого я сбил с ног. Начался "несанкционированный митинг". Какие-то переговоры вёл с ними охранник. Парни за решёткой были явно обкурены или прилично "поддавши".  А может, одно и другое - вместе. То они о чём-то спорили, поглядывая на меня, то хватали друг дружку "за грудки". Появилась та проститутка, что проявила участие ко мне после драки.  Она стала наступать на какого-то здорового парня, которому едва доставала до плеча. Она орала на него, толкала, постоянно показывая в мою сторону, пытаясь перекричать толпу и ей это, надо сказать, частенько удавалось.

Кульминацией скандала стала удивившая меня сцена: из толпы вышел один из тех парней, что напали на меня, неуверенной походкой подошёл к "каратисту" и резким взмахом опустил на его голову бутылку с пивом. Бутылка - вдребезги, пиво - по лицу. Многострадальный любитель восточных  единоборств стоит, покачиваясь, закрыв лицо руками по которым текут грязь, кровь, пиво, вода (начался дождик). Но его другу-обидчику этого показалось мало. Он снова кидается на "недобитка" с поднятой с асфальта, но уже большей по размеру, пивной бутылкой, очевидно желая вторично испробовать на крепость голову друга. Однако получает сильнейшую оплеуху от того здоровенного парня, которого до этого терроризировала проститутка, и, как подкошенный, падает на асфальт.  

Дождь припускает с новой силой и народ потихоньку расходится. Рассветает. Уже прошли те 6 часов, когда должен был появиться микроавтобус.  Охранник говорит, что сегодня автобус на Летхем будет только вечером. Не знаю, что делать.  Сверху, из гостиницы, спускается молодой, симпатичный индус в ослепительно белой рубашке и галстуке. Начинает разговор с охранником. Речь явно идёт обо мне.  Странно... Его-то какое дело? Подходит ко мне. По-испански не говорит. Но говорит по-португальски.  Причём - хорошо. Значит, должен понимать испанскую речь. Кое-что ему о моей эпопее рассказывает охранник. Кое-что, оказывается, он видел из окна. Ему понравился удар, которым я сбил с ног "каратиста". Оказалось, что он на своей машине сейчас едет в Аэропорт. И может подвезти меня. В общем-то ни на что не надеясь, с одной мыслью - выбраться с этого "Терминала", соглашаюсь. Пока ехали в машине рассказал, как "дошёл до жизни такой".

Маленький аэропортик местных линий. Крошечные самолётики - от 4 до 12 посадочных мест. Мой новый знакомый (увы! - его труднопроизносимое имя запомнить мне не удалось) усадил меня на скамейку в зале ожидания. Через некоторое время вошёл, сделал мне приглашающий жест рукой, взял за ручку мою "малету" и покатил её к выходу.  Я, с рюкзаком и сумкой еле успевал за ним ...

И вот - я в маленьком самолётике с 6 пассажирскими креслами! Самолётик разбегается, отрывается от земли - Я ЛЕЧУ В ЛЕТХЕМ!.  Через 2 часа приземляемся. Выхожу на площадь. В большой чёрный "Джип" садится семья - молодой мужчина, очень красивая девушка и двое их маленьких дочурок. Мы с ними вместе летели, в одном самолёте.  Подхожу, спрашиваю: "куда едете"?  "В Боа Висту".  Не подвезёте?  "Садитесь"!.  Вот и всё.  Я опять в Боа Висте. Приехал туда же, где жил - мы тогда подружились с хозяином. Сказал:  "денег у меня сейчас нет. Но буду связываться с друзьями, сыном.  Надеюсь, что помогут. Тогда расплачусь. Так вот сегодня и поселился...

Write a comment (1)

Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев