Не зайти на Эверест. 2007 г. "Деловой Петербург"

Я не конь. Но я знаю, как копытами рыть землю. Я также знаю, что загнанных лошадей пристреливают. Видимо когда подошла моя очередь, кончились патроны.

***

«Расскажи людям, как зайти на Эверест, передай там опыт свой, знание и прочее что у тебя там есть» - говорит Аня, журналистка со стажем и серыми глазами. Зря я тогда кивнул. Надо было сослаться на нервный тик. Я же не враг человечеству, и не хочу рассказать так, чтобы люди захотели туда. Но уже поздно - кивнул.

***

Нет, как зайти на Эверест рассказывать бесполезно, если сначала население не избавить от мифов и стереотипов, которыми Голливуд и прочие формирующие мозг организации забетонировали общественное мнение. Пожалуй, тут стоит поподробнее остановиться.

***

Эверест – это самое крутое, что может быть. Если зашел на Эверест, то альпинизм можно бросить, потому что выше ничего нет.

В этом мнении столько же истины, сколько в рекламе стирального порошка. Да, Эверест – самая высокая гора. Ну и что? Если бы размер имел значение, то по Питеру все олигархи бы ездили на БелАЗ-ах. Давно прошло время, когда альпинисту было важно вообще зайти на вершину какой то определенной горы, тем более – восьмитысячника. Практически все более-менее интересные горы выше 7000 метров уже давно потеряли девственность. Повсюду понаступала грязная нога человека, будь он неладен. Теперь альпинисты стали сами себе усложнять жизнь и пытаться сделать восхождение крутым. «А что если я зайду туда без кислорода? А если зимой? А если с бодуна? А если без подгузников?». И так без конца. Появились альпийский стиль, безкислородные, сольные, зимние восхождение, по крутой стене или по лавиноопасному склону, или по страшно нависающему гребню и т.п. Альпинисты ведь такие – если уж нужен адреналин, он его из под земли достанет…
Но это еще ничего. Появляются, особенно под Эверестом (ну как же! Ведь для среднестатического придурка это – самое крутое что может быть!), и все чаще и чаще, всякого рода неадекватные хомо сапие… Нет, от слова «сапиенс» пожалуй воздержусь. И всем им надо залезть на Эверест – кто это хочет сделать задом наперед, кто босиком и в трусах, кто и того хлеще придумает… Конечно, трудно провести грань между понятиями «герой» и «придурок», но вот например я думаю, что точно знаю, где эта грань проходит, и даже знаю, по какую сторону этой грани хочу стоять.

***

Если на Эверест заходят слепые, безногие и престарелые, то значит – зайти может каждый.

Далеко не так. Увы. Я скажу по-другому: физическая подготовка важна, но вторична. Куда важнее – сила духа. Конечно, и старые, и инвалиды, и прочие восходители с ограниченными физическими (физическими!) возможностями чаще всего пользуются очень сильной поддержкой и сопровождением. Но их подготовка к восхождению не сводится к подсчету на калькуляторе, вроде «цифры показывают, что смогу».
Несколько лет назад смотрел по ящику передачу – показывали человека, который работал в цирке и результате падения потерял подвижность нижней части тела. И ничего – освоил профессию архитектора, пользуется популярностью в профессиональных кругах, пишет книги, стал чемпионом параолимпийских игр по плаванию в стиле баттерфляй, завел красавицу жену… В итоге ведущий передачи сказал: «Я уже не понимаю, кто из нас двоих тут инвалид».
Много раз в коммерческих экспедициях видел, как здоровые и сильные мужчины вдруг сдавались, тихо собирали рюкзак и уходили с полпути. Иные пытались что-то врать, например «моя девушка беременна и я должен быть с ней». Иные просто честно признавались – я, кажется, перепутал дверь, извините и прощайте.
Не стройте себе иллюзий – не все двери открывается сильным пинком. Есть такие с пружиной – резко возвращаются вам в лоб.

***

Там все за тебя делают шерпы, которые на восьми тысячах метров – как дома.

Шерпы – просто работяги, и работу делают за деньги. Ровно так же, как чукчи живут на севере и терпят холод не потому, что хотят быть героями и покорителями севера, а потому что такая их чукотская доля.
Притом шерпы знают, что их репутация – это их прайслист. Поэтому пытаются доказать, что они крутые и незаменимые. Пытаются как можно больше раз залезть на вершину, потому что клиенты хотят опытных помощников. Пытаются попасть в крупные и громкие экспедиции, чтоб быть заметными, чтоб спрос на рынке не обходил их стороной.
То, что они часто жизнь проводят на 4000 м, а яков пасут на 5000 м, конечно, дает некое преимущество в физиологии – у них и гемоглобин повыше, и легкие более функциональные… Но все это – стартовые данные. Знаю много примеров, когда белый человек родом из края, который по определению ниже уровня моря, бежит на гору так, как шерпам даже после дозы ЛСД не снилось.

 

***

Альпинисты на высоте шыряются какими то стероидами, иначе – хана.

Каждый нормальный и в меру умный альпинист (такие тоже есть) имеет в своей личной аптеке пару шприцев и спец препарат, который способен в случае отека мозга либо легких отдалить кончину немножечко. Ибо радикальное средство от последствий воздействия высоты есть одно – идти вниз. Или быть унесенным вниз.
Не всем это удается.
Но у каждого нормального и в меру умного альпиниста есть заветная мечта – чтобы эти шприцы никогда не нужно было доставать из коробки.
То же не всем это удается.
По остальным средствам скажу так – от лукавого все это. Американцы жрут диамокс – говорят помогает акклиматизироваться, хотя наука над этим вопросом спорит лет уже почти 20. Американцы вообще любят лекарства есть. Наши же предпочитают (если уж плохо) банальный аспирин – это безобидно. А все эти комплексы адаптогенов и прочих цветных пилюль – для неокрепших умов и политически неустойчивых. Не помогают ни чуть.

 

***

Вниз идти гораздо сложнее и опаснее, чем вверх.

Прямо секрет, как такая тупая мысль нашла отражение в социуме. Видите ли, статистика погибших показывает, что в основном это происходит на спуске с вершины. Ну может быть! Хотя тоже сомневаюсь, разве что падение 300 метров вниз можно принять за добровольный спуск.
Другое дело, что есть два нюанса:
1. После того, как достигнуть вершину, многие слишком расслабляются. Это правда. И платят дорого.
2. На Эвересте большинство концентрируются на ложной цели – вершине. Тогда как настоящая цель – базовый лагерь с промежуточной остановкой на вершине.
Когда то себе сказал – «ни одна вершина мира не стоит одной фаланги мизинца моей левой руки». Конечно труднее сделать, чем заявить, всякое бывало, но принцип остается нерушимым, разве что случаются просчеты.
Кстати, такой же принцип и у моего хорошего друга, который когда-то на Эвересте оставил все пальцы ног и в придачу половину носа. ***

Пол года в фитнес-клубе три раза в неделю после работы – вполне адекватная подготовка.

Неа. Конечно лучше, чем спортивный бридж, но мое личное мнение такое – если хочешь ходить в горы, надо ходить в горы. От субститутов настоящей тренировки можно ждать только субститутов вершины.
Один умный человек на вопрос «чем отличается скалолазание от альпинизма?» ответил – «Если скалолазание – как стендовая стрельба, то альпинизм – как война».
Опыта не заменит никакой тренажер.

***

И вообще, если можете не пойти на Эверест – не идите.

-----------------------------------------------------

Спонсоры: «Делойт», «РедФокс»

Write a comment (0)

Добавить комментарий