Алексей Мельник. Про нас, про Туюк Су и про все остальное: Экипаж

Экипаж

В бытность моих занятий альпинизмом заброска людей и грузов на ледник Южный Иныльчек осуществлялась (и сейчас осуществляется) "вертушкой". "Ми-8МТВ" - надёжная машина, предназначенная для полётов в горах. Водил её тогда экипаж Бурундайского авиаотряда под предводительством Мастера Воздуха Королькова. "Вертушка" в начале сезона прилетала в лагерь "Ак-Коль" и оттуда летала на ледник и периодически - в Алма-Ату.

Итак, начало сезона. Из борта на траву альпийских лугов степенно выходит Экипаж. Форма одежды почти парадная: пуговки блестят, сукно синеет, фуражки строго параллельно линии горизонта... А жизнь в лагере альпинистов журчала, как водка в стакан. Вечер, не закончившийся "танцами на пьяных столах", был прожит зря. Естественно, пили и за родство стихий, и "летуны" стали активными участниками в этом тяжёлом деле.

Отдельные истории - как летали в Нарынкол за водкой, делали самогонку на ирисках и разбавляли антиобледенительную жидкость вареньем.
Наконец лагерь "Ак-Коль" обжит и готов к приёму всех сильных духом и слабых умом. И вот приезжает итальянская команда "скалогрызов" с твёрдой целью покорить Хан-Тенги. Парни роют травяной склон копытом, обутым в пластик, и трепетно жаждут попасть на ледник.

Турлидер группы, уже побывавший в Казахстане и при этом выживший, жужжит, как итальянская муха, вокруг больной головы начлага и требует немедленной отправки на ледник. Начлаг, выпив в ручье всю воду, начинает осторожно осознавать действительность и понимает, что оправлять группу придётся: погода -- ни облачка, а за сумму денег, заплаченную клиентами за "вертушку", он бы сам их на руках на Хан занёс.

Мутным взглядом найдя вертолёт, начлаг облегчённо вздыхает и отправляет наиболее твёрдо стоящих на земле на поиски экипажа. В это время в "вертушке" открывается дверь и с эпиграфом: "Эх, б..., вот оно -- Счастье!" -- оттуда вырывается струя, как из хорошего пожарного брандспойта. Затем, вдумчиво застёгивая штаны, пред округлившиеся очи клиентов предстаёт Бортмеханик. За ним с блаженной улыбкой довольной кошки появляется повариха в пуховке на голое загорелое тело.

Итальянцы сбиваются в кучку и начинают активно лопотать, жестикулируя в сторону вертолёта. Турлидер им что-то объясняет... Продолжение экипажа обнаруживается в большой общей палатке. Там за столом с батареей бутылок, кружками, открытыми банками с тушёнкой, остатками ужина, залитого свечками, спит Второй Пилот. Рядом, удобно устроившись на лежащей ребром вверх скамейке, на рассыпанной колоде карт и листе бумаги с расписанной пулей спит, как ребёнок, Штурман, нежно дыша в сапоги чабана Куаныша, которого Штурман с начала сезона учил играть в преферанс с целью выиграть у него половину отары. Рядом с палаткой привязана лошадь Куаныша...

Картина "Лётчики на культурном отдыхе" открылась клиентам во всей красе.

Над лагерем повисла пауза, а потом горячая итальянская речь вспыхнула с новой силой. Переводчица переводит начлагу что-то про деньги, про второй экипаж и другой вертолёт. Начлаг, избегая международного скандала, отводит клиентов от лагеря, где происходят подготовка найденного экипажа к полёту и поиски Командира. На поляне стоит стог сена и пасётся коза, которая нервно шарахается от любых попыток итальянцев её покормить или погладить. Чуть успокоившись, клиенты садятся на травку и обозревают окрестности. В лагере на "вертушке" запускают двигатели. На родной звук из стога сена с криком "КАКАЯ СУКА???!!!..." весь в соломе и со спущенными штанами вываливается Командир. Путается в одежде, вскакивает, натягивает штаны и, перепрыгивая охреневших итальянцев, несётся к вертолёту. А из стога сена на происходящее робко поглядывают голубые глазки будущей звезды женского альпинизма...

Клиентов к вертолёту вели всем лагерем. Они обречённо упирались. А в кабине сидел экипаж. Внимательные глаза чётко следили за дрожанием приборных стрелок, сильные руки уверено держали рычаги управления, а Бортмеханик раздражённо поторапливал с погрузкой.